«Звёздный триумф» театра-студии «Форс-Мажор»

Версия для слабовидящих   A+ A-

Захаров Е.И.

В конце марта образцовый театр-студия «Форс-Мажор» Центра по работе с детьми и молодёжью «Фортуна» принял участие в очередном фестивале «Российский звездопад». В очередной раз ребята собрали такую коллекцию наград, что у поклонников их творчества даже каламбур новый родился: «На этот раз, ребята, вы конкретно под звездопад попали». Когда немного поутихли страсти, мы попросили режиссёра театра Евгения Игоревича Захарова поделиться с нами всеми подробностями.

Корр.: Евгений Игоревич, совсем недавно Ваш творческий коллектив вернулся с очередного фестиваля. На этот раз — международного. И, как всегда, не с пустыми руками. Поделитесь радостью?

Е.И.: Да, нам действительно повезло принять участие в фестивале международного уровня — III-м Международном многожанровом конкурсе-фестивале детского, взрослого, профессионального творчества «Российский звездопад». По факту он представлял собой целую череду фестивалей в рамках международного проекта «Звёздный Олимп», проходивших один за другим на всей территории округа. Это были и Сургут, и Пыть-ях, и Федоровский, и Нефтеюганск… Финальный этап проходил в городе Нижневартовске. и как раз на него был приглашён и наш театр-студия «Форс-Мажор». Мы принимали участие в двух номинациях — «Театр» и «Художественное слово».

В номинации «Художественное слово» мы выставляли сразу трёх наших девчат. Все они выступили отлично: Алина Шарипова и Ника Гращенко заняли вторые места, а Анна Бацкина — первое. В номинации «Театр» мы выставляли спектакль «Ящерица» по пьесе Александра Володина и авторскую миниатюру «Крысы». Обе работы взяли первые места.

Корр.: От души поздравляем наш любимый «Форс-Мажор» с заслуженным триумфом! И всё же признайтесь, легко ли далась эта новая победа?

Е.И.: Нелегко. Нужно отметить, что в театральной номинации было не так много участников, но соперники были очень достойные. Некоторые из работ меня, как режиссёра, очень впечатлили. Но даже на их фоне наш театр выглядел очень хорошо. Даже несмотря на то, что сцена, на которой мы выступали, для наших ребят была очень непривычна. Фестиваль проходил в детской школе искусств города Нижневартовска, и у нас возникли серьёзные проблемы со светом. Неприспособленный для театральных постановок зал не позволял должным образом отработать затемнение, и та игра света и тени, которая выполняет огромную роль в наших постановках, в условиях этой конкурсной площадки была попросту невозможна. Тем не менее ребята прекрасно сориентировались, доказательством чему является первое место.

Корр.: Это была единственная сложность, с которой пришлось столкнуться?

Е.И.: Ну что Вы, их было немало. Так получилось, что буквально за две недели до фестиваля выяснилось, что у нас сразу два исполнителя центральных ролей не смогут участвовать в конкурсном показе. Пришлось делать срочный ввод, в силу этого пришлось сделать целый ряд передвижек по другим ролям. Но я гордился нашими ребятами, потому что выглядели они, даже в таких форс-мажорных условиях, не хуже любого профессионального коллектива. Ответственность, серьёзность, взаимовыручка, поддержка и профессионализм на сцене — вот что бросалось в глаза всем. Это отмечали и жюри, и наши соперники из других городов.

Корр.: Вы как-то очень строго и даже скупо говорите: «первое место», «жюри отметило серьёзность и ответственность…» Всё-таки хотелось бы узнать, что конкретно говорили о наших ребятах и их работе члены жюри, какие эмоции при этом имели место? Ведь были же они — эти эмоции?!

Е.И.: Были. Большее внимание жюри почему-то уделило именно миниатюре «Крысы». Может быть, в силу того, что пьеса Володина известна давным-давно, и многие театры её уже неоднократно ставили. А «Крысы» поразили председателя жюри, московскую актрису театра и кино, солистку   театра оперетты Татьяну Владимировну Ларину лаконичностью и одновременной исчерпывающей ёмкостью образов. Эта миниатюра у нас идёт семь минут, но за это краткое время ребятам настолько много удалось передать… Она сказала, что нашу миниатюру просто брать и использовать, как учебный материал, для того, чтобы показать, как нужно проживать свои образы на сцене, быть внятными, органичными. Говорилось также о том, что наши чтецы даже на фоне других, не менее талантливых ребят, выглядели как-то по-особенному глубоко и профессионально. Очень преуспела в эмоциях наша Алина Шарипова. К сожалению, её балл был снижен только потому, что порой она слишком переходила на эмоции. В результате жюри с трудом могли осознать, что она говорит, настолько их захватывало действие на сцене. Да, к сожалению, бывает и так. Очень понравилась Ника Гращенко, вся ошибка которой состояла только в том, что максимум эмоций она выплеснула на зрителей сразу, и члены жюри сказали: «Было слишком ярко, уже в самом начале было так чётко обозначено отношение к происходящему, что дальше вроде бы как и смотреть уже не надо». Анна Бацкина отработала свою постановку замечательно. Конечно, есть моменты, над которыми я, как режиссёр, ещё планирую поработать. Тем более, что Аня сейчас поступает в школу-студию МХАТ, и уже прошла первый тур. Мы все сейчас держим за неё кулачки!

Корр.: А что касается самого спектакля «Ящерица»?

Е.И.: Что касается спектакля, я очень благодарен нашим актёрам, что они настолько хорошо сориентировались. И тем не менее я не доволен: из-за того, свет нам так подкузьмил, темпоритм «хромал». Оно и неудивительно: ведь то, что было на свету, было разведено мной, а то, что обычно происходило в темноте, а тут оказалось освещённым, приходилось на ходу додумывать самим ребятам. И там, где в нормальных условиях они просто занимались перестановкой декораций и сменой точек на сцене, в условиях данной сцены им пришлось «дорисовывать», додумывать мизансцены. Проживать в два раза больше. Справились. Все без исключения. Отмечены были практически все актёры, даже исполнители второстепенных ролей. Как в той поговорке, «короля играло окружение». У нас особенно отличился, на мой взгляд, Человек боя, которого играл Влад Бычин. Отлично сработали введенные в последний момент на роли Похитителя и Ушастого Марк Крамар и Андрей Бондаренко. Неотразимы были наши девушки Ника Гращенко, исполнявшая роль Ящерицы, Аня Бацкина — Поющая днем, Советчица рода — Полина Маркова, Мать Похитителя — Камилла Нутфуллина, Мать Ящерицы — Елизавета Басырева. Настолько же яркими были и юноши — Игорь Ершов — роль Рыжего, Дамир Козлов — наш незабываемый Красноречивый. Вообще, это у нас уже не первая постановка «Ящерицы», и в ней, играет уже четвертый по счёту состав. Спектакль живёт. И живёт потому что, как отметили члены жюри, он актуален.

Корр.: Любой фестиваль, помимо наград и признания, всегда обогащает, дарит какой-то опыт, порождает в душе какие-то новые идеи. Какой опыт, какие новые идеи привезли с собой на этот раз Вы?

Е.И.: Да, новые идеи появились. Благодаря коллегам из Мегиона, которые приехали на фестиваль с литературной постановкой, в которой выступали совсем крохи. Но так это было ярко, так необходимо для современной публики! И я понял, что вот то, что мы делаем пока кулуарно, хотя бы ту же нашу «Ночь Победы», давно пора выводить на большую сцену. И зритель пойдет. Ему это очень нужно!

Добавить комментарий